Проект: подготовка книги для предпринимателей

С декабря 2018 по май 2019 работала над книгой о праве для предпринимателей. Книга не моя, я помогала как редактор и расскажу об этом. Рассказ получился длинным, зато в нем десятки скриншотов.

Книга — для предпринимателей

Книга — сборник юридических советов по направлениям, например, проверке с полицией, приему и увольнению сотрудников, защите франшизы, возврату покупок. Она для предпринимателей и рассказывает о праве с точки зрения бизнеса, а не загадочной теории из Гражданского кодекса.

В книге двадцать одна глава триста страниц. Она без зауми и зубодробительной теории, зато есть советы из практики. Это черновое содержание, сейчас названия каких-то глав звучат точнее

Автор и эксперт книги — Дмитрий Гриц, адвокат, владелец юрфирмы, ведущий бизнес-школ и полезных видео на ютубе.

Серия роликов «Адвокач»: покупка машины, аренда квартиры, договор на обучение и долевое участия и еще роликов тридцать

Моя задача — организовать процесс и записать текст

Дмитрий обратился с запросом, вроде такого: «Я накопил много практики в работе с предпринимателями, есть свои приемы и видение, как право помогает зарабатывать больше. И хочу это все изложить в книге».

Мы созвонились, обсудили мою задачу, и вот о чем договорились.

  1. Я выстраиваю работу: придумываю, как нам все успеть в срок, назначаю созвоны и согласование. Если надо, дёргаю, чтобы созвоны не отваливались, а текст согласовывался.
  1. Записываю текст с рассказа Дмитрия. Для этого сначала беру у Дмитрия интервью, смотрю его выступления, а потом собираю пересказ в слаженный текст. С меня — придумать структуру главы, задать каркас примеров; предложить, как добавить пользы читателю, например, формулировки из договора или сравнения корректных и ошибочных фраз.
  1. Редактирую главы и разделы, которые написал Дмитрий с нуля. Им нужен присмотр — разложить по полочкам и убедиться, что читатель поймет все термины и примеры. А если есть что-то непонятное, предложить пересказать по-другому.
  1. Согласовываю текст с Дмитрием. Мало собрать текст после интервью и лекций — надо убедиться, что нет ошибок и все акценты на месте. Поэтому Дмитрий вычитывал каждую фразу и правил, где нужно, мы это обсуждали, а потом я еще раз проходилась с редактурой.

Нельзя использовать реальные кейсы

Наверное, нет проектов без ограничений, хотя, о таких мечтается. И у нас тоже были ограничения, первое: нельзя использовать кейсы из практики.

В чем суть: любое объяснение здорово подкреплять историями. Вот мы советуем всегда подписывать договор и не верить словам, и тут же душераздирающая история, как владелец кафе «Светелка» плюнул на договор и из-за этого потерял миллион. Так вот: в книге так нельзя. Потому что реальные кейсы попадают под защиту адвокатской тайны, их незаконно и неэтично пересказывать.

Интервью. Дмитрий придумал фишку: вместо кейсов он берет интервью у предпринимателей и расспрашивает об их опыте.

Например, есть глава, как увольнять, при этом не доводить сотрудников и не ставить под угрозу компанию из-за трудового кодекса. И вместо кейса из практики Дмитрия  — кейс от Яндекса, где один из руководителей рассказывает, что они делают для ротации сотрудников.

Взять интервью — полдела, его ещё надо согласовать. Я работала пиарщиком, поэтому по опыту знаю, как это может быть тяжко. Одно дело наговорить, другое — увидеть свои же слова, но написанные, поэтому начинается: «Это слишком жестко, давайте помягче; это лучше не озвучивать, а то мало ли что».

Дмитрий взял сорок интервью и все сам согласовал. Я не участвовала в интервью и согласовании, но представляю, что это за сумасшедший труд.

Картонные истории. Для объяснения теории всё равно нужны истории. Поэтому добавляла их, но картонные: читаешь, и понятно — это не реальная история, а примерчик для наглядности. Иногда вводила имена героев, а чаще писала в духе «поставщик», «магазин», «совладелец».

Ситуация выглядит реалистичной, но подача примера картонная: мало кто так говорит, поэтому не верится в этого Ивана
Рассказываем о партнерском соглашении — документе, который пригодится при запуске бизнеса с другом или родственником. Один из тезисов: соглашение надо обсуждать пока все в миролюбивом настроении, готовы слышать ожидания друг друга, а не биться за свои. Чтобы показать разницу между состояниями: «нечего делить» и «есть повод для конфликта», ввожу историю и показываю ситуации. Ситуации реалистичные, но в истории нет сюжета, пути героя, поэтому она не считывается как реальная. Так, для наглядности.

Успеть в срок

Еще одно ограничение проекта — сроки. Дмитрий хотел выпустить книгу не позже первого сентября — в это время она должна выйти из типографии и попасть в магазины. Чтобы уложиться в срок, издательство должно принять рукопись 29 апреля.

Идеальная работа была бы такой. Берём полгода и делаем по шагам: прослушала выступления Дмитрия или взяла интервью, собрала главу за неделю, Дмитрий ее смотрит, мы обсуждаем голосом, я вношу правки и ещё раз Дмитрий финально вычитывает. И так с каждой главой: не торопясь, методично.

В реальности методичное написание не вышло. Мы сели за книгу в декабре, и 29 апреля рукопись была готова. Вот как успели за пять месяцев.

Работать наплывами. Прежде чем браться за книгу целиком, мы сделали демоглаву. Она показала издательству, какая может получиться книга, а нам — как работается вместе. И пока писали, стало понятно, что на методичную работу нет времени.

Дмитрий управляет фирмой, ведет свои дела, а ещё много выступает. Только за весну провел около 70 выступлений и часто в разных городах: где-то это часовое выступление, а где-то два дня, и ко всему надо готовиться. Поэтому чтобы выделять каждый день время на книгу или заранее бронировать дни для работы — такого не получалось.

Ещё я разболелась и проболела до конца февраля, а лечение влияло на скорость: было ощущение, что я стала инфузорией-туфелькой, а голова — священно пустой. Я не бросала работу, но скорость была низкой.

Чтобы сделать дело, мы работали наплывами: две недели не трогаем рукопись, а потом плотно садимся и за неделю готовим главы три, потом опять перерыв и опять заплыв.

Как-то я села за стол в шесть утра и встала в три утра следующего дня. В такой работе никакого фэншуй, но выручало, что темп не надо держать каждый день, а только периодически. Поэтому оставалось время, чтобы проветрить голову и переключиться на другие проекты.

Сдаем очередную итерацию рукописи. Просидели над ней с девяти утра пятницы: добавляли разделы, истории, редактировали и всё докручивали. Закончили в семь вечера понедельника
Дмитрий вычитывал книгу между основной работой, часто время было только по ночам

Не пропадать. Из-за перерывов в работе мы рисковали забыть что-то важное и вообще потеряться. Поэтому договорились: рассказываем друг другу, что сделали, теребим, если надо.

Графиков никаких не делали, а писали, когда получается: я сделала такое, когда будет время на созвон, получится ли отредактировать. Писали, если не получалось вовремя сделать или надо перенести созвон.

Набрасывала по пунктам, что сделано и какие вопросы. Если вопросов много и они большие, разбивала на сообщения: один вопрос — одно сообщение. То же самое со ссылками: даю ссылку на документ — отправляю отдельное сообщение, так удобнее по ним переходить
Взяла интервью у Дмитрия, но не успела отработать и собрать главы. Дмитрий напоминает, чтобы я их не потеряла
Если дела накапливались, я писала список: на что обратить внимание и что еще сделать. Это помогало увидеть всю картину, оценить загрузку и заново спланировать
Если у нас что-то менялось — кто-то не успевал или придумывал новое, тут же писали. Списывались в любое время: хоть в пять утра, хоть в час ночи, а сообщения читали, когда удобно

Писать в гуглдоке. Люблю гуглдок за то, что в нем можно работать командой, например, Дмитрий добавляет новые разделы, а я в это же время редактирую старые. В нем же видны правки и комментарии. В общем, гуглдок — это любовь.

Я работаю в гуглдоке в хроме, так он не подтормаживает.

Сдаваться итерациями. Мы могли бы сделать так:

показать демоглаву. Она нужна, чтобы издательство убедилось — стиль книги понятный, есть примеры и толковые рекомендации;

сдать первую итерацию рукописи. Ее смотрит редактор, который отбирает рукописи. Если всё хорошо, назначается менеджер, который доводит рукопись до публикации;

сдать финал. Причем, финальной версией могла быть и первая итерация. Как я поняла, тут нет жестких правил, главное — передать качественную рукопись.

Можно было бы уложиться в две итерации, но у нас вышло иначе. Демоглаву должны были показать в декабре, и с ней проблем не было. Потом нам выставили срок — 1 марта.

Почему-то мы решили, что к первому марта успеем собрать финальный финал и торжественно передать издательству. Так не случилось, поэтому двигались итерациями: сдали максимально готовый текст к первому марта и сказали, хотим доработать текст и показать еще одну версию, нам назначили новый срок. Мы к этому сроку все сдали, но поняли, что хочется еще докрутить, и попросили еще время. В итоге вместо двух итераций сделали четыре.

Новая договоренность о сроке. Все переговоры с издательством вел Дмитрий, я подключилась только в конце, как раз попросила еще один срок — уже для финала
К 25 марта сдаем очередную итерацию, ее принимает редактор, и у рукописи появился менеджер. Дмитрий списался с менеджером, и она дала обратную связь по книге и рассказала о процессе: когда книгу вычитывает корректор, что делает литературный редактор и нужен ли он, когда присылать финал

Работа итерациями помогла сдать рукопись. Каждый срок от издательства воспринимали как жесткий: никаких «ой, мы забыли, не успели», а если надо сдать к первому числу — значит, сдаем. Поэтому даже из-за перерывов в работе мы настраивались на срок и успевали к нему.

Редактировать следом. За несколько дней до сдачи итерации проходили текст еще раз. На этом этапе всегда появлялись новые главы, разделы, примеры и что угодно. При этом времени на редактирование толком не было: Дмитрий добавлял полезное вплоть до дедлайна.

Чтобы успеть к дедлайну, я работала параллельно: Дмитрий дописал раздел или почистил неточности, я тут же следом редактирую. Теперь у нас есть шутка о синхронном копирайтинге:

Заявка на книгу

Работа над книгой не монолитная, она состояла из этапов. Пробегусь по основным.

Издательство не выпускает абы какие книги, а отбирает рукописи. Чтобы попасть в отбор, автор отправляет издательству заявку. Мы работаем с Альпиной, ее заявка выглядит так:

Я помогала с текстом заявки: собрала гуглдок с описанием книги, Дмитрий его раздербанил на нужные пункты и вставил в заявку.

Моя задача — рассказать о книге так, чтобы издательство разглядело: книга отвечает требованиям о прекрасном. Для этого собрала ссылки на выступления и статьи Дмитрия — по ним видно, как Дмитрий круто всё объясняет.

Еще прочитала статьи об издательском деле и обратила внимание, что издательства скорее соглашаются на выпуск книги, если автор известен и у него своя база потенциальных покупателей, например, подписчики в соцсетях. У Дмитрия это всё было, поэтому мне осталось только сказать об этом.

Для заявки выписала, где Дмитрий ведет занятия и выступает. Список неполный, взяла только основное

Кроме описания книги Альпина попросила подготовить пример главы. Мы не стали писать главу полностью, а набросали текст на полтора листа. Для этого созвонились, выбрали три проблемы и отписали их: суть проблемы и что можно посоветовать.

В итоге отдала Дмитрию текст с рассказом о книге, авторе и набросок текста. Дмитрий всё посмотрел, подкрутил под свой стиль и использовал для заполнения заявки. Остальное делал сам: отправлял заявку, вел переговоры с издательством о сроках и договоре. Я морально поддерживала :-)

Обсуждение книги и поиск фишек

Альпина ответила, что готова взять рукопись. Для договора на издание книги мало одной заявки, поэтому новая задача — подготовить демоглаву. Она нужна, чтобы издательство убедилось: рукопись получится бодрой, полезной и понятной для неюристов.

Прежде чем собирать главу и вообще браться за текст, еще раз обсудили с Дмитрием, какой будет книга и в чем ее особенность. Итоги записала в гуглдок:

После обсуждения договорились, что особенность книги вот в чем:

книгу структурируем по этапам развития компании, а не как идут статьи в Гражданском кодексе. Так обычно пишутся юридические книги, а мы по-другому. Вот компания строится, ей нужны сотрудники, потом их уволить, защитить себя от конкурентов, и всё такое;

одна глава — одна тема, один этап развития компании. Если тема большая, делим на разделы;

не заливаем теорией, используем минимум статей, законов, терминов, и все  — с объяснениями;

даем советы и проблемы из практики, никакой абстракции;

на любое объяснение — пример. Пример может быть в формате истории, таблицы с данными, правильными формулировки и всего такого;

будут интервью с предпринимателями — они поделятся мнениями и расскажут истории;

в каждую главу включаем дополнительную практику, например, чеклист, список вопросов, примеры формулировок;

пишем бойко, без канцеляризмов и зубодробительной ерунды.

Демоглава и введение

Итак, начали работать над демоглавой. Тему выбирали вместе — хотели такую, чтобы показать особенность подачи: книга с юмором, есть конкретика и то, что читатель может унести с собой. Остановились на «Бизнес с партнером: какой документ подписать».

Еще решили написать введение, чтобы издательство точнее представило книгу. В введении — рассказ, о том, как устроена книга, как ее читать, и об авторе.

В демоглаве показываем основные элементы книги: примеры, правильные формулировки для документа, разбор ошибок, дополнительную практику — список вопросов для обсуждения. Сейчас глава больше и сильнее, но тогда было важнее не вылизать всё до буквы, а быстрее показать максимум, что можем

Подготовка рукописи

В декабре плотно сели за книгу. Процесс такой:

выбираем главу,

я беру под нее интервью или слушаю выступление, придумываю структуру и пересказываю Дмитрия. Где нужно, набрасываю черновик примеров, неправильные и правильные формулировки, чек-листы

Дмитрий вычитывает главу, правит или дополняет, где нужно.

Мы выбрали такой формат для скорости и удобства. Одно дело автору найти время, чтобы с нуля написать, другое — выверить и дописать нужное.

Список — в гугл-таблице. Чтобы не запутаться, завела гугл-таблицу: в ней отмечала статус и копировала ссылку на актуальный гугл-документ.

Книгу писали по главам, одна глава — один документ. Так удобнее вычитывать и проверять, что готово
Так выглядела таблица на финальном этапе. Когда все главы были готовы, я слила их в один документ и последние вычитки делали в гуглдоке со всей рукописью. В таблице писала названия, как брала рука, а в рукописи меняла

Сбор фактуры. Для подготовки рукописи брала интервью у Дмитрия. К интервью готовилась: изучала законы по теме, разборы в юридических журналах. В помощь взяла платную подписку на журнал «Юрист» у Актиона, а еще всякие там Гаранты, Консультант-плюсы.

Помогало, что я брала интервью у юристов и предпринимателей, когда работала в издании «Дело», поэтому накопила понимание тем и болей. Такая работа давала понять, о чем рассказывает Дмитрий, на что обратить внимание в пересказе и какие вопросы лучше задать.

Созванивались в разное время, подстраиваясь под графики друг друга. Чаще всего, до начала рабочего дня

Еще отсматривала выступления Дмитрия. Это здорово, потому что живой рассказ помогал уловить шуточки, привычные обороты речи и принцип построения рассказа — все это делают по-своему, поэтому хотелось уловить манеру автора. Тут хорошо бы добавить пример, как было и как стало, но примеры не сохранила.

Примеры. В тексте задавала структуру: здесь вводим в проблему, поэтому рассказываем о последствиях, тут расчеты и примеры. А примеры — самое важное.

Задавала каркас примеров, чтобы было удобнее править и дописывать, для этого накидывала черновик и помечала, что нужно проверить и дописать
Если не могла придумать пример, оставляла красным, и Дмитрий при проверке заполнял

Без абстракций. В статье есть сложные и абстрактные мысли, но не хотелось писать в духе: «четко формулируйте обязанности», «пишите договор понятно». Если бы мы писали статью на сайт, я бы попросила Дмитрия записать видео, он всё в красках рассказал, и готово. С книгой так не получится.

Для разбора ошибок и иллюстрации к мыслям решила делать таблицы. Принцип такой: пишем, как неправильно → задаем проверочные вопросы, которые помогают понять ошибку, или сразу пишем, что не так — показываем, как правильно.

В вёрстке таблицы собраны элегантнее, но подход остался. Примерно так:

Рассказываем, как сформулировать обязанность, чтобы вторая сторона по договору выполнила обещание. Это пример общих формулировок: они часто встречаются в договоре, к ним все привыкли, поэтому не сразу видна опасность
Показываем примеры формулировок договора и где тут подвох. Обязательно рядом правильная фраза; если она подходит, ее можно скопировать и забрать в свой договор

Согласование

Тут хорошо бы рассказывать кровавые истории, как мы мучительно согласовывали текст, спорили. Знаете, стены дрожат и бокалы почти треснули. Но ничего такого не было: мы как-то очень спокойно согласовывали, даже рассказывать нечего.

Первые четыре главы согласовывали голосом: я пересказываю выступление или интервью Дмитрия, Дмитрий смотрит пересказ, оставляет комментарии, я их смотрю, и мы созваниваемся. На созвоне задаю уточняющие вопросы: почему именно такой комментарий, что хотим сказать и почему можно только так, а Дмитрий подробно отвечает. Созвоны занимали по полтора часа.

За это время притерлись друг к другу и остальные главы согласовывали в телеграме. Процесс похожий: я готовлю пересказ → Дмитрий смотрит и правит, где нужно → редактирую, чтобы лучше читалось по смыслу → если мне что-то непонятно, созваниваемся. Это экономило время.

Дмитрий не трогал стилевые обороты ради оборотов. Вот в тексте появлялась фраза, например «...или третьи лица». Юрист понимает, о каких третьих лицах речь, а обычному читателю пришлось бы напрячься. Чтобы не мучить читателя, предложила расписать эти лица понятными словами: «...это когда помещение сдает человек или компания». Дмитрий такое понимал и согласовывал.

Дмитрий исправлял в пересказе неточности и расставлял правильные акценты, чтобы они не меняли смысл предложения. Например, «расторжение договора» и «отказ от договора». Для неюриста фразы одинаковые, и вроде бы «отказ от договора» звучит лучше. При этом это два разных термина, и путать их нельзя, иначе читатель может ошибиться, а такая ошибка стоит суда.

А вот примеры, как мы работали

Если я отредактирую, а Дмитрий возвращает что-то обратно, не спорю, не правлю еще раз, а спрашиваю: что не так и почему лучше писать иначе
Если что-то непонятно, копировала нужный кусок и расспрашивала, а Дмитрий пояснял мысль
Иногда удобнее наговорить, чем писать
Кроме правок по смыслу еще обсуждали принципиальные вещи. Я обращала внимание, если какие-то фразы могут вызвать скандал и Дмитрий рискует
Дмитрий писал ключевые мысли, чтобы я не ошиблась в пылу
Бывало, что сильно промахнусь со смыслом. Ну что уж — значит, надо обсудить тему еще раз и пересказать как надо
Рассказывала о принципах редактуры, чтобы не действовать вслепую. Иначе получалось бы: я что-то там насочиняю, а Дмитрию гадать, что это было

Общение

Мы обсуждаем книгу с сентября, начали писать в декабре, сейчас июнь. За это время ни разу не виделись, только созванивались и списывались в телеграме.

Не думаю, что работа шла бы быстрее или лучше, если бы мы виделись. Кажется, тут секрет в том, что мы постоянно на связи, рассказывали о статусах, делились впечатлениями, иногда грозились умереть. Если бы списывались раз в месяц, точно была бы труба.

Дмитрий брал интервью у предпринимателей и, чтобы лучше видеть масштаб, сделал себе доску: тема и чьи интервью готовы. А со мной поделился для настроения

Если бы писала книгу о предпринимателе и бизнесе, вот тут без личной встречи не получилось бы. Это да.

Можно ли сделать на раз-два

Работа над книгой — командная работа. Не получится так: редактор сел и раз-раз, всё спросил у автора, пересказал его, автор разок почитал — и в бой. Автору приходится вычитывать по несколько раз, что-то добавлять и докручивать; следить, чтобы текст напоминал его речь и мысли. При этом у автора есть работа и вообще жизнь.

И во всех этих делах надо найти время на созвоны, пояснения и вычитку. И это не механическая работа: что-то пробормотал, вырезал тут два предложения и там два вставил, а творческая, и на нее нужен ресурс.

Редактор — специалист, который помогает автору быстрее и точнее поделиться опытом, но не заменяет его. Автор вкладывает свое время, силы и страсть.

Что дальше

Мы сдали рукопись 29 апреля, как обещали — рукопись приняли Дмитрий и издательство. В этот же день к проекту присоединился Максим Ильяхов для финальной редактуры. Работа двигалась примерно также: Максим редактирует, Дмитрий вычитывает и правит, если нужно.

Первого июня рукопись ушла в издательство. Сейчас Дмитрий заканчивает переговоры с издательством о названии, обложке и верстке. В общем, пока еще много работы, но большую часть пути прошли.

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Популярное