Редактор Тоня Сергеева

Рассказываю о работе редактора и делюсь приемами
Телеграм-канал

Записываю все рабочие обсуждения

Я постоянно провожу созвоны по задачам, и они разные.

Это может быть первое обсуждение, где я спрашиваю, о чем задача, какая помощь нужна, кто аудитория, проблемы и всякое такое полезное.

Есть созвоны, где договариваемся по спорным вопросам. На той неделе готовила методичку для разговора с клиентами, ее вычитывали четыре специалиста, и каждый оставил комментарии по своему функционалу. Какие-то можно сразу отработать, а что-то надо обсудить. И проще созвониться на полчаса, чем переписываться весь день.

Еще на созвонах разбираю большой материал. Вот я собрала первую итерацию кейса, показала клиенту, а потом мы созвонились и проходим голосом неточности в фактуре, акценты, чем усилить позицию.

Задачу сначала обсуждаем в слаке, потом созваниваемся. Можем сразу в слаке

Созвонов бывает много: в прошлую среду провела пять штук, в четверг — два, в пятницу — три. Бывают недели, когда я каждый день с кем-то созваниваюсь. На память не жалуюсь, но всё равно уже к вечеру детали разговоров путаются, поэтому для меня один выход — всё записывать.

Сначала записываю аудио. Если созваниваюсь в зуме, записываю через зум. Если через слак, включаю его на ноуте без наушников и записываю на телефон. Если через скайп, телеграм или вотсап, включаю громкую связь на одном телефоне, рядом кладу второй и записываю на него. Можно еще купить диктофон, но у меня телефон лежит без дела, так что подрабатывает диктофоном.

Я знаю, что есть программы для записи разговоров с телефонов, но у меня с ними не сложилось: включила, провела созвон, а программа не сработала — на записи пусто. Теперь не рискую.

Во время беседы делаю конспект — он помогает запомнить разговор и быстрее находить в аудио нужный отрывок. Конспект веду в блокноте или в гуглдоке, это зависит от ситуации. Мне удобнее набирать на клавиатуре, а она стучит, и стук слышно. Если уверена, что стук не собьет собеседника, записываю в гуглдок. Если сомнения есть, оставляю блокнот. Ну и обычно предупреждаю: слышно бряцание по клавиатуре — так это я не в чатиках переписываюсь, а конспект веду.

Конспект по вчерашнему разговору — обсуждали инструкцию для личного кабинета и текст на сайта партнера. Договоренности записываю для себя, а потом кидаю в общий чат, чтобы все всё знали и не терялись

Аудио храню на ноуте. После того, как отработаю комментарии и завершу задачу, удаляю. Иногда записи накапливаются, поэтому терпеливо переименовываю каждый файл. А то как-то пришлось проверить 13 файлов с названиями «Запись #1», «Запись #2» (….)

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о всяком полезном
Телеграм

26 сентября   организация работы

О подписях к иллюстрациям

Хорошо, когда в статьях есть иллюстрации, потому что это простой способ утянуть читателя в текст. Иллюстрации — любые картинки: скриншоты, фотографии, графики, видео.

Чтобы иллюстрация сработала, к ней нужна подпись. Она помогает читателю увидеть в иллюстрации что-то важное и интересное, иначе можно пробежать мимо картинки.

Я пишу сама и редактирую статьи авторов. И вот какие мысли о хорошей подписи.

Подпись не должна повторять текст в статье. Допустим, в статье есть фраза, что станок весит тонну или герой потратил на запуск 500 тысяч рублей. Так вот: если в статье такие сведения есть, не повторяем их в подписи.

Подпись не должна быть скупой, это когда вся подпись — предложение на несколько слов. Например:

«Вот он, первый рюкзак» — скупая подпись, не подходит.

«Вот он, первый рюкзак. Кожу выбрали потолще и повышенной водостойкости — в Петербурге часто идут дожди, поэтому нужна защита от воды» — подходит

Подпись не должна быть прямолинейной. На фото станок, подпись: «Это станок» — так не надо.

Подпись должна быть связана с изображением. Нельзя поставить фотографию леса и подписать: «Мария рада, что не стала писать бизнес-план, а открыла бизнес по наитию. Иначе бы увидела цифры и не решилась на свою компанию».

Подпись — повод дать дополнительную информацию, которая не встраивается в общий текст, зато интересная и показывает что-то важное, например характер героя или факты истории.

Хорошая подпись — это мини-история.

Покажу несколько примеров.

В подписи есть конфликт — слом ожиданий. Вот у человека бардак, а ему уютно и можно думать. Еще занятно о банке — такая деталька на интерес. Мое интервью с владелицей автомастерской: «Полулегальная аренда и резина за хорошую работу»
В подписи есть дополнительный факт, которого нет в статье, — к какому времени готова выпечка. Еще она обращает внимание на свет на фотографии: свет нужен, чтобы привлечь внимание к выпечке. Мое интервью с владельцем пекарни: «Бабушки с фальшивыми купюрами, наркоманы и пьяный вэдэвэшник»
Что здесь зацепило: есть связь подписи с текстом и самой историей — «я слева…». Есть слом ожиданий: оказывается, нет разницы по качеству между брендовыми перчатками и перчатками с пакистанских фабрик. Статья не моя, просто очень нравится: «Как я спустил 400 тысяч на боксерские перчатки в Краснодаре»
В подписи — дополнительные факты, которые помогают читателю погрузиться в бизнес героя. Статью выпускала как редактор: «Бизнес: производство рюкзаков в Санкт-Петербурге»
В разделе рассказываем, как салон заботится о гостях. И вместо фразы в духе: «мы создаем приветливую атмосферу», показываем на пальцах, что именно салон делает для удобства гостей. На этой фотографии — карман на халате для телефона. Статью выпускала как редактор: «Бизнес: студия красоты в Казани»
Света Дучак нашла провокационную фотографию для статьи, и в подписи осталось обратить внимание на протест. Статью выпускала как шеф-редактор: «Включаю музыку в баре. Как не нарушить закон?». Эксперты — юристы Дарья Тимохина и Александра Тюрина
Вместе с юристом Еленой Яниной выпустила две статьи о рекламе: что нельзя говорить в рекламе и чего нельзя о конкурентах. Статьи построены на примерах, как нельзя, а в подписях — пояснения: что не так по мнение жителей и ФАС. Статьи: «Чего нельзя говорить о конкурентах», «Что нельзя рекламировать»
В подписи несколько хороших штук. По скриншоту непонятно, что это за текст и от кого он, а подпись это объясняет: «Фрагмент инструкции Центробанка...». Еще подпись помогает разобраться в инструкции: как ее читать и использовать. Статью готовила вместе с руководителем финмониторинга банка: «Как пожаловаться на банк»
В подписи такой же принцип: указать, что за скриншот и объяснить, что значат требования — чем это грозит и как может выглядеть. Совместная статья с  бухгалтером Сергеем Яшиным: «Зарплатная комиссия и как ее проходить»
Для статьи нашла переписку в фейсбуке, которая обращает внимание на стереотип вокруг авторских прав. В подписи — вывод из скриншота и о чем он вообще. Статью готовила вместе с юристом Павлом Мищенко: «Права автора и заказчика»
Cвета Дучак получила от эксперта пример документа, который готовится для спецоценки труда. Благодаря скриншоту описание карточки перестает быть абстрактным и пустым: сразу понятно, как всё выглядит. В подписи — важная подсказка: если сотрудник не распишется в карточке, она недействительна. Статью выпускала как шеф-редактор: «Спецоценка труда в 2018 году. Как проходить». Эксперт — Анна Моргун, специалист по кадрам

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о всяком полезном
Телеграм

Опыт с рекламными смс

Я мало знаю о том, как писать рекламные смс, потому что толком нет опыта: писала давно, всего раз и штук тридцать сообщений. Правда, менеджер проекта сказал, что после рассылки клиенты звонили, а продавцы докручивали до сделки, так что смс помогли заработать. Тут хорошо бы сказать цифры, но нельзя.

Я писала смс для бизнес-проекта и до этого посмотрела много чужих. Вот что решила:

смс от компаний редко кто ждет, и их толком не читают. Поэтому начинать лучше по делу: «Предлагаем кассу...», «Скидка на ….»;

в тексте не нужно не фальшивить не лезть за границы читателя. Без всяких «Мечтаете о новой машине…», «Встречайте день с бодрящего кофе, а мы…», «Ждете идеальный отпуск? Предлагаем вам...» В общем, без атмосферной атмосферы;

начинать с чего-то полезного. Можно напомнить о новом законе и предложить нечто для его реализации; дать решение проблем или способы заработать. При этом «полезное» должно быть в конкретной форме, а не абстракцией из серии «поднимем эффективность», «продуктивность» и «лояльность»;

здорово, если смс состоит из двух блоков, завязки — чего-то понятного и по делу — и бонуса: скидки, сроков, бесплатной доставки.

Покажу несколько примеров:

За одну партию смс я не стала экспертом, но здорово попробовать что-то новое, а потом осмыслить опыт.

Еще у рассылки смс есть правовая обертка. Главное правило: нельзя рассылать просто так, надо сначала спросить разрешения у получателя. Если рассылаете смс, держите инструкцию — выпускала ее вместе с юристом Еленой Яниной: посмотреть инструкцию.
_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Добавить цифры вместо характеристик

Когда рассказываешь историю о бизнесе, прямо просится написать что-то в духе: «Станок стоил дорого, но решил его купить». Проблема в том, что «дорого» — пустая характеристика.

Если написать «станок стоил дорого», в голове не появляется картинка. Вроде деталь есть, но она не цепляет, проходит мимо сердца и памяти. И всё потому, что непонятно: дорого — это как? Почему это важно для истории?

Один из способов избавиться от пустой характеристики — заменить ее на цифры:

Станок стоил дорого, но решил его купить

Станок стоил пять миллионов рублей…

Скорее всего, просто цифра ничего не скажет. Пять миллионов, так пять, и что дальше? Поэтому еще один шаг — найти, как подсветить цифру. Для этого можно ее с чем-то сравнить:

Станок стоил пять миллионов рублей, но решил его купить

У меня был выбор — купить новый станок или арендовать цех на два года, оба варианты стоили одинаково: пять миллионов рублей. С новым цехом я бы выпускал больше изделий, зато станок не подводил по качеству резки, край выходил ровным и прочным. А клиенты охотнее возвращались за повторными покупками с таким качеством. Я решил, что новый станок быстрее увеличит прибыль.

Еще примеры характеристик:

Характеристика С цифрой
Дорогая аренда Аренда обходилась в 300 тысяч рублей в месяц, а зарабатывали мы 400 тысяч
Склад близко к дому Нашла склад рядом с домом, мне идти минут пятнадцать. Так я экономила время на транспорте и всегда могла прибежать, если с заказом проблема
Постоянно опаздывал Он каждый день опаздывал на час, а мы теряли звонки клиентов
Клиенты часто оставляют отзывы Клиенты оставляют отзывы в инстаграме минимум три раза в неделю, и на каждый я отвечаю
Быстрая доставка Привозим заказ за два дня после заявки
Стабильный доход Через два месяца после запуска мы получали выручку в 800 000 рублей ежемесячно. Этого хватало на аренду, зарплату, закупку сырья и рекламу, а еще оставалось для меня

Характеристики — это не обязательно наречие или прилагательные, могут быть и конструкции, например, «личные накопления». Такие тоже можно заменить на фразу с цифрами:

Характеристика Цифра
Вложила два миллиона из личных накоплений Я продала квартиру и два миллиона рублей с продажи вложила в новый цех
У меня есть финансовая подушка Чтобы не погрязнуть в долгах, у меня есть финансовая подушка на три миллиона рублей. Использую ее, когда...
Агенты получали комиссию Агенты брали комиссию — 1,5% с каждой сделки
Сработали в минус В первый месяц получили убыток в триста тысяч рублей

Чтобы нарыть, что прячется за характеристикой, я задаю вопросы. Покажу пример, но это основные вопросы, в реальности их может быть больше или меньше — зависит от ситуации.

Станок стоил дорого:

Сколько это в деньгах?

Почему герой считает, что это дорогая покупка?

Если это дорого, почему герой решился на покупку?

Чем станок за такие деньги лучше того, что уже есть на производстве?

Как можно было бы сэкономить на станке?

Как герой понял, что ему нужен именно такой станок?

Цель таких вопросов — как минимум убрать пустоту из характеристики, а максимум — вытащить историю. Кто знает, что на самом деле кроется за фразой «Станок стоит дорого».

Посты по теме: «Без оценки и нагнетания» и «Вопросы, чтобы раскрутить историю»

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Проект: подготовка книги для предпринимателей

С декабря 2018 по май 2019 работала над книгой о праве для предпринимателей. Книга не моя, я помогала как редактор и расскажу об этом. Рассказ получился длинным, зато в нем десятки скриншотов.

Книга — для предпринимателей

Книга — сборник юридических советов по направлениям, например, проверке с полицией, приему и увольнению сотрудников, защите франшизы, возврату покупок. Она для предпринимателей и рассказывает о праве с точки зрения бизнеса, а не загадочной теории из Гражданского кодекса.

В книге двадцать одна глава триста страниц. Она без зауми и зубодробительной теории, зато есть советы из практики. Это черновое содержание, сейчас названия каких-то глав звучат точнее

Автор и эксперт книги — Дмитрий Гриц, адвокат, владелец юрфирмы, ведущий бизнес-школ и полезных видео на ютубе.

Серия роликов «Адвокач»: покупка машины, аренда квартиры, договор на обучение и долевое участия и еще роликов тридцать

Моя задача — организовать процесс и записать текст

Дмитрий обратился с запросом, вроде такого: «Я накопил много практики в работе с предпринимателями, есть свои приемы и видение, как право помогает зарабатывать больше. И хочу это все изложить в книге».

Мы созвонились, обсудили мою задачу, и вот о чем договорились.

  1. Я выстраиваю работу: придумываю, как нам все успеть в срок, назначаю созвоны и согласование. Если надо, дёргаю, чтобы созвоны не отваливались, а текст согласовывался.
  1. Записываю текст с рассказа Дмитрия. Для этого сначала беру у Дмитрия интервью, смотрю его выступления, а потом собираю пересказ в слаженный текст. С меня — придумать структуру главы, задать каркас примеров; предложить, как добавить пользы читателю, например, формулировки из договора или сравнения корректных и ошибочных фраз.
  1. Редактирую главы и разделы, которые написал Дмитрий с нуля. Им нужен присмотр — разложить по полочкам и убедиться, что читатель поймет все термины и примеры. А если есть что-то непонятное, предложить пересказать по-другому.
  1. Согласовываю текст с Дмитрием. Мало собрать текст после интервью и лекций — надо убедиться, что нет ошибок и все акценты на месте. Поэтому Дмитрий вычитывал каждую фразу и правил, где нужно, мы это обсуждали, а потом я еще раз проходилась с редактурой.

Нельзя использовать реальные кейсы

Наверное, нет проектов без ограничений, хотя, о таких мечтается. И у нас тоже были ограничения, первое: нельзя использовать кейсы из практики.

В чем суть: любое объяснение здорово подкреплять историями. Вот мы советуем всегда подписывать договор и не верить словам, и тут же душераздирающая история, как владелец кафе «Светелка» плюнул на договор и из-за этого потерял миллион. Так вот: в книге так нельзя. Потому что реальные кейсы попадают под защиту адвокатской тайны, их незаконно и неэтично пересказывать.

Интервью. Дмитрий придумал фишку: вместо кейсов он берет интервью у предпринимателей и расспрашивает об их опыте.

Например, есть глава, как увольнять, при этом не доводить сотрудников и не ставить под угрозу компанию из-за трудового кодекса. И вместо кейса из практики Дмитрия  — кейс от Яндекса, где один из руководителей рассказывает, что они делают для ротации сотрудников.

Взять интервью — полдела, его ещё надо согласовать. Я работала пиарщиком, поэтому по опыту знаю, как это может быть тяжко. Одно дело наговорить, другое — увидеть свои же слова, но написанные, поэтому начинается: «Это слишком жестко, давайте помягче; это лучше не озвучивать, а то мало ли что».

Дмитрий взял сорок интервью и все сам согласовал. Я не участвовала в интервью и согласовании, но представляю, что это за сумасшедший труд.

Картонные истории. Для объяснения теории всё равно нужны истории. Поэтому добавляла их, но картонные: читаешь, и понятно — это не реальная история, а примерчик для наглядности. Иногда вводила имена героев, а чаще писала в духе «поставщик», «магазин», «совладелец».

Ситуация выглядит реалистичной, но подача примера картонная: мало кто так говорит, поэтому не верится в этого Ивана
Рассказываем о партнерском соглашении — документе, который пригодится при запуске бизнеса с другом или родственником. Один из тезисов: соглашение надо обсуждать пока все в миролюбивом настроении, готовы слышать ожидания друг друга, а не биться за свои. Чтобы показать разницу между состояниями: «нечего делить» и «есть повод для конфликта», ввожу историю и показываю ситуации. Ситуации реалистичные, но в истории нет сюжета, пути героя, поэтому она не считывается как реальная. Так, для наглядности.

Успеть в срок

Еще одно ограничение проекта — сроки. Дмитрий хотел выпустить книгу не позже первого сентября — в это время она должна выйти из типографии и попасть в магазины. Чтобы уложиться в срок, издательство должно принять рукопись 29 апреля.

Идеальная работа была бы такой. Берём полгода и делаем по шагам: прослушала выступления Дмитрия или взяла интервью, собрала главу за неделю, Дмитрий ее смотрит, мы обсуждаем голосом, я вношу правки и ещё раз Дмитрий финально вычитывает. И так с каждой главой: не торопясь, методично.

В реальности методичное написание не вышло. Мы сели за книгу в декабре, и 29 апреля рукопись была готова. Вот как успели за пять месяцев.

Работать наплывами. Прежде чем браться за книгу целиком, мы сделали демоглаву. Она показала издательству, какая может получиться книга, а нам — как работается вместе. И пока писали, стало понятно, что на методичную работу нет времени.

Дмитрий управляет фирмой, ведет свои дела, а ещё много выступает. Только за весну провел около 70 выступлений и часто в разных городах: где-то это часовое выступление, а где-то два дня, и ко всему надо готовиться. Поэтому чтобы выделять каждый день время на книгу или заранее бронировать дни для работы — такого не получалось.

Ещё я разболелась и проболела до конца февраля, а лечение влияло на скорость: было ощущение, что я стала инфузорией-туфелькой, а голова — священно пустой. Я не бросала работу, но скорость была низкой.

Чтобы сделать дело, мы работали наплывами: две недели не трогаем рукопись, а потом плотно садимся и за неделю готовим главы три, потом опять перерыв и опять заплыв.

Как-то я села за стол в шесть утра и встала в три утра следующего дня. В такой работе никакого фэншуй, но выручало, что темп не надо держать каждый день, а только периодически. Поэтому оставалось время, чтобы проветрить голову и переключиться на другие проекты.

Сдаем очередную итерацию рукописи. Просидели над ней с девяти утра пятницы: добавляли разделы, истории, редактировали и всё докручивали. Закончили в семь вечера понедельника
Дмитрий вычитывал книгу между основной работой, часто время было только по ночам

Не пропадать. Из-за перерывов в работе мы рисковали забыть что-то важное и вообще потеряться. Поэтому договорились: рассказываем друг другу, что сделали, теребим, если надо.

Графиков никаких не делали, а писали, когда получается: я сделала такое, когда будет время на созвон, получится ли отредактировать. Писали, если не получалось вовремя сделать или надо перенести созвон.

Набрасывала по пунктам, что сделано и какие вопросы. Если вопросов много и они большие, разбивала на сообщения: один вопрос — одно сообщение. То же самое со ссылками: даю ссылку на документ — отправляю отдельное сообщение, так удобнее по ним переходить
Взяла интервью у Дмитрия, но не успела отработать и собрать главы. Дмитрий напоминает, чтобы я их не потеряла
Если дела накапливались, я писала список: на что обратить внимание и что еще сделать. Это помогало увидеть всю картину, оценить загрузку и заново спланировать
Если у нас что-то менялось — кто-то не успевал или придумывал новое, тут же писали. Списывались в любое время: хоть в пять утра, хоть в час ночи, а сообщения читали, когда удобно

Писать в гуглдоке. Люблю гуглдок за то, что в нем можно работать командой, например, Дмитрий добавляет новые разделы, а я в это же время редактирую старые. В нем же видны правки и комментарии. В общем, гуглдок — это любовь.

Я работаю в гуглдоке в хроме, так он не подтормаживает.

Сдаваться итерациями. Мы могли бы сделать так:

показать демоглаву. Она нужна, чтобы издательство убедилось — стиль книги понятный, есть примеры и толковые рекомендации;

сдать первую итерацию рукописи. Ее смотрит редактор, который отбирает рукописи. Если всё хорошо, назначается менеджер, который доводит рукопись до публикации;

сдать финал. Причем, финальной версией могла быть и первая итерация. Как я поняла, тут нет жестких правил, главное — передать качественную рукопись.

Можно было бы уложиться в две итерации, но у нас вышло иначе. Демоглаву должны были показать в декабре, и с ней проблем не было. Потом нам выставили срок — 1 марта.

Почему-то мы решили, что к первому марта успеем собрать финальный финал и торжественно передать издательству. Так не случилось, поэтому двигались итерациями: сдали максимально готовый текст к первому марта и сказали, хотим доработать текст и показать еще одну версию, нам назначили новый срок. Мы к этому сроку все сдали, но поняли, что хочется еще докрутить, и попросили еще время. В итоге вместо двух итераций сделали четыре.

Новая договоренность о сроке. Все переговоры с издательством вел Дмитрий, я подключилась только в конце, как раз попросила еще один срок — уже для финала
К 25 марта сдаем очередную итерацию, ее принимает редактор, и у рукописи появился менеджер. Дмитрий списался с менеджером, и она дала обратную связь по книге и рассказала о процессе: когда книгу вычитывает корректор, что делает литературный редактор и нужен ли он, когда присылать финал

Работа итерациями помогла сдать рукопись. Каждый срок от издательства воспринимали как жесткий: никаких «ой, мы забыли, не успели», а если надо сдать к первому числу — значит, сдаем. Поэтому даже из-за перерывов в работе мы настраивались на срок и успевали к нему.

Редактировать следом. За несколько дней до сдачи итерации проходили текст еще раз. На этом этапе всегда появлялись новые главы, разделы, примеры и что угодно. При этом времени на редактирование толком не было: Дмитрий добавлял полезное вплоть до дедлайна.

Чтобы успеть к дедлайну, я работала параллельно: Дмитрий дописал раздел или почистил неточности, я тут же следом редактирую. Теперь у нас есть шутка о синхронном копирайтинге:

Заявка на книгу

Работа над книгой не монолитная, она состояла из этапов. Пробегусь по основным.

Издательство не выпускает абы какие книги, а отбирает рукописи. Чтобы попасть в отбор, автор отправляет издательству заявку. Мы работаем с Альпиной, ее заявка выглядит так:

Я помогала с текстом заявки: собрала гуглдок с описанием книги, Дмитрий его раздербанил на нужные пункты и вставил в заявку.

Моя задача — рассказать о книге так, чтобы издательство разглядело: книга отвечает требованиям о прекрасном. Для этого собрала ссылки на выступления и статьи Дмитрия — по ним видно, как Дмитрий круто всё объясняет.

Еще прочитала статьи об издательском деле и обратила внимание, что издательства скорее соглашаются на выпуск книги, если автор известен и у него своя база потенциальных покупателей, например, подписчики в соцсетях. У Дмитрия это всё было, поэтому мне осталось только сказать об этом.

Для заявки выписала, где Дмитрий ведет занятия и выступает. Список неполный, взяла только основное

Кроме описания книги Альпина попросила подготовить пример главы. Мы не стали писать главу полностью, а набросали текст на полтора листа. Для этого созвонились, выбрали три проблемы и отписали их: суть проблемы и что можно посоветовать.

В итоге отдала Дмитрию текст с рассказом о книге, авторе и набросок текста. Дмитрий всё посмотрел, подкрутил под свой стиль и использовал для заполнения заявки. Остальное делал сам: отправлял заявку, вел переговоры с издательством о сроках и договоре. Я морально поддерживала :-)

Обсуждение книги и поиск фишек

Альпина ответила, что готова взять рукопись. Для договора на издание книги мало одной заявки, поэтому новая задача — подготовить демоглаву. Она нужна, чтобы издательство убедилось: рукопись получится бодрой, полезной и понятной для неюристов.

Прежде чем собирать главу и вообще браться за текст, еще раз обсудили с Дмитрием, какой будет книга и в чем ее особенность. Итоги записала в гуглдок:

После обсуждения договорились, что особенность книги вот в чем:

книгу структурируем по этапам развития компании, а не как идут статьи в Гражданском кодексе. Так обычно пишутся юридические книги, а мы по-другому. Вот компания строится, ей нужны сотрудники, потом их уволить, защитить себя от конкурентов, и всё такое;

одна глава — одна тема, один этап развития компании. Если тема большая, делим на разделы;

не заливаем теорией, используем минимум статей, законов, терминов, и все  — с объяснениями;

даем советы и проблемы из практики, никакой абстракции;

на любое объяснение — пример. Пример может быть в формате истории, таблицы с данными, правильными формулировки и всего такого;

будут интервью с предпринимателями — они поделятся мнениями и расскажут истории;

в каждую главу включаем дополнительную практику, например, чеклист, список вопросов, примеры формулировок;

пишем бойко, без канцеляризмов и зубодробительной ерунды.

Демоглава и введение

Итак, начали работать над демоглавой. Тему выбирали вместе — хотели такую, чтобы показать особенность подачи: книга с юмором, есть конкретика и то, что читатель может унести с собой. Остановились на «Бизнес с партнером: какой документ подписать».

Еще решили написать введение, чтобы издательство точнее представило книгу. В введении — рассказ, о том, как устроена книга, как ее читать, и об авторе.

В демоглаве показываем основные элементы книги: примеры, правильные формулировки для документа, разбор ошибок, дополнительную практику — список вопросов для обсуждения. Сейчас глава больше и сильнее, но тогда было важнее не вылизать всё до буквы, а быстрее показать максимум, что можем

Подготовка рукописи

В декабре плотно сели за книгу. Процесс такой:

выбираем главу,

я беру под нее интервью или слушаю выступление, придумываю структуру и пересказываю Дмитрия. Где нужно, набрасываю черновик примеров, неправильные и правильные формулировки, чек-листы

Дмитрий вычитывает главу, правит или дополняет, где нужно.

Мы выбрали такой формат для скорости и удобства. Одно дело автору найти время, чтобы с нуля написать, другое — выверить и дописать нужное.

Список — в гугл-таблице. Чтобы не запутаться, завела гугл-таблицу: в ней отмечала статус и копировала ссылку на актуальный гугл-документ.

Книгу писали по главам, одна глава — один документ. Так удобнее вычитывать и проверять, что готово
Так выглядела таблица на финальном этапе. Когда все главы были готовы, я слила их в один документ и последние вычитки делали в гуглдоке со всей рукописью. В таблице писала названия, как брала рука, а в рукописи меняла

Сбор фактуры. Для подготовки рукописи брала интервью у Дмитрия. К интервью готовилась: изучала законы по теме, разборы в юридических журналах. В помощь взяла платную подписку на журнал «Юрист» у Актиона, а еще всякие там Гаранты, Консультант-плюсы.

Помогало, что я брала интервью у юристов и предпринимателей, когда работала в издании «Дело», поэтому накопила понимание тем и болей. Такая работа давала понять, о чем рассказывает Дмитрий, на что обратить внимание в пересказе и какие вопросы лучше задать.

Созванивались в разное время, подстраиваясь под графики друг друга. Чаще всего, до начала рабочего дня

Еще отсматривала выступления Дмитрия. Это здорово, потому что живой рассказ помогал уловить шуточки, привычные обороты речи и принцип построения рассказа — все это делают по-своему, поэтому хотелось уловить манеру автора. Тут хорошо бы добавить пример, как было и как стало, но примеры не сохранила.

Примеры. В тексте задавала структуру: здесь вводим в проблему, поэтому рассказываем о последствиях, тут расчеты и примеры. А примеры — самое важное.

Задавала каркас примеров, чтобы было удобнее править и дописывать, для этого накидывала черновик и помечала, что нужно проверить и дописать
Если не могла придумать пример, оставляла красным, и Дмитрий при проверке заполнял

Без абстракций. В статье есть сложные и абстрактные мысли, но не хотелось писать в духе: «четко формулируйте обязанности», «пишите договор понятно». Если бы мы писали статью на сайт, я бы попросила Дмитрия записать видео, он всё в красках рассказал, и готово. С книгой так не получится.

Для разбора ошибок и иллюстрации к мыслям решила делать таблицы. Принцип такой: пишем, как неправильно → задаем проверочные вопросы, которые помогают понять ошибку, или сразу пишем, что не так — показываем, как правильно.

В вёрстке таблицы собраны элегантнее, но подход остался. Примерно так:

Рассказываем, как сформулировать обязанность, чтобы вторая сторона по договору выполнила обещание. Это пример общих формулировок: они часто встречаются в договоре, к ним все привыкли, поэтому не сразу видна опасность
Показываем примеры формулировок договора и где тут подвох. Обязательно рядом правильная фраза; если она подходит, ее можно скопировать и забрать в свой договор

Согласование

Тут хорошо бы рассказывать кровавые истории, как мы мучительно согласовывали текст, спорили. Знаете, стены дрожат и бокалы почти треснули. Но ничего такого не было: мы как-то очень спокойно согласовывали, даже рассказывать нечего.

Первые четыре главы согласовывали голосом: я пересказываю выступление или интервью Дмитрия, Дмитрий смотрит пересказ, оставляет комментарии, я их смотрю, и мы созваниваемся. На созвоне задаю уточняющие вопросы: почему именно такой комментарий, что хотим сказать и почему можно только так, а Дмитрий подробно отвечает. Созвоны занимали по полтора часа.

За это время притерлись друг к другу и остальные главы согласовывали в телеграме. Процесс похожий: я готовлю пересказ → Дмитрий смотрит и правит, где нужно → редактирую, чтобы лучше читалось по смыслу → если мне что-то непонятно, созваниваемся. Это экономило время.

Дмитрий не трогал стилевые обороты ради оборотов. Вот в тексте появлялась фраза, например «...или третьи лица». Юрист понимает, о каких третьих лицах речь, а обычному читателю пришлось бы напрячься. Чтобы не мучить читателя, предложила расписать эти лица понятными словами: «...это когда помещение сдает человек или компания». Дмитрий такое понимал и согласовывал.

Дмитрий исправлял в пересказе неточности и расставлял правильные акценты, чтобы они не меняли смысл предложения. Например, «расторжение договора» и «отказ от договора». Для неюриста фразы одинаковые, и вроде бы «отказ от договора» звучит лучше. При этом это два разных термина, и путать их нельзя, иначе читатель может ошибиться, а такая ошибка стоит суда.

А вот примеры, как мы работали

Если я отредактирую, а Дмитрий возвращает что-то обратно, не спорю, не правлю еще раз, а спрашиваю: что не так и почему лучше писать иначе
Если что-то непонятно, копировала нужный кусок и расспрашивала, а Дмитрий пояснял мысль
Иногда удобнее наговорить, чем писать
Кроме правок по смыслу еще обсуждали принципиальные вещи. Я обращала внимание, если какие-то фразы могут вызвать скандал и Дмитрий рискует
Дмитрий писал ключевые мысли, чтобы я не ошиблась в пылу
Бывало, что сильно промахнусь со смыслом. Ну что уж — значит, надо обсудить тему еще раз и пересказать как надо
Рассказывала о принципах редактуры, чтобы не действовать вслепую. Иначе получалось бы: я что-то там насочиняю, а Дмитрию гадать, что это было

Общение

Мы обсуждаем книгу с сентября, начали писать в декабре, сейчас июнь. За это время ни разу не виделись, только созванивались и списывались в телеграме.

Не думаю, что работа шла бы быстрее или лучше, если бы мы виделись. Кажется, тут секрет в том, что мы постоянно на связи, рассказывали о статусах, делились впечатлениями, иногда грозились умереть. Если бы списывались раз в месяц, точно была бы труба.

Дмитрий брал интервью у предпринимателей и, чтобы лучше видеть масштаб, сделал себе доску: тема и чьи интервью готовы. А со мной поделился для настроения

Если бы писала книгу о предпринимателе и бизнесе, вот тут без личной встречи не получилось бы. Это да.

Можно ли сделать на раз-два

Работа над книгой — командная работа. Не получится так: редактор сел и раз-раз, всё спросил у автора, пересказал его, автор разок почитал — и в бой. Автору приходится вычитывать по несколько раз, что-то добавлять и докручивать; следить, чтобы текст напоминал его речь и мысли. При этом у автора есть работа и вообще жизнь.

И во всех этих делах надо найти время на созвоны, пояснения и вычитку. И это не механическая работа: что-то пробормотал, вырезал тут два предложения и там два вставил, а творческая, и на нее нужен ресурс.

Редактор — специалист, который помогает автору быстрее и точнее поделиться опытом, но не заменяет его. Автор вкладывает свое время, силы и страсть.

Что дальше

Мы сдали рукопись 29 апреля, как обещали — рукопись приняли Дмитрий и издательство. В этот же день к проекту присоединился Максим Ильяхов для финальной редактуры. Работа двигалась примерно также: Максим редактирует, Дмитрий вычитывает и правит, если нужно.

Первого июня рукопись ушла в издательство. Сейчас Дмитрий заканчивает переговоры с издательством о названии, обложке и верстке. В общем, пока еще много работы, но большую часть пути прошли.

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Прием «Проверь текст на факты и цифры»

Бывает как: продуктовик передал памятку для клиентов, а там понятны только предлоги. Моя задача — пересобрать текст, чтобы клиент понял, куда нажимать, что получится в итоге и что, если сделать иначе.

С непонятным текстом много разной работы, и один из этапов — перевести всё на русский язык. Для этого сначала расписываю суть и перевод сложных слов. Если этого не сделать, можно зря потратить свое время и продуктовика: вроде вылизал текст, а там ошибка в терминах, и всё начинать сначала.

Когда соберу текст, прошу эксперта вычитать на суть, обычно это логика продукта, термины, цифры. Главное в просьбе — конкретика: на что обращать внимание и что пропускать. Поэтому прямо перечисляю или даю списком, что проверять.

Конкретная просьба экономит нам время. Эксперту — потому, что ему не надо вычитывать всё-всё, а только пройтись по главному. Мое время  — потому что я уже при первом согласовании получаю комментарии по делу. Допустим, я написала, что сервис умеет автоматически переводить валюту в рубли, а оказывается, надо по кнопке клацнуть. Эксперт заметит ошибку и скажет об этом.

Без просьбы «проверить текст на цифры и факты», эксперт может споткнуться о стилевые погрешности и все время потратить на то, чтобы их отметить. На выходе я получу пять комментариев по стилю и один по фактам, и придется отдельно переспрашивать: «А тут точно так?», «А тут?» Это всё занимает мое время и эксперта.

Вот, что могу написать эксперту:

Алена, привет! Собрала рассылку о выгодоприобретателях. Посмотри, пожалуйста, на суть:

  • условия смены выгодоприобретателя,
  • какие документы надо оформить,
  • кого можно назначить,
  • как получает деньги несовершеннолетний,
  • можно ли так упростить термины.

Как согласуем, наведу красоту и почищу от опечаток и корявостей.

Заметила вот какой подвох. Первую итерацию можно собрать так небрежно, что потом еще много правишь, и из-за этого меняется описание терминов и даже логика. В теории эксперт должен посмотреть финал — улучшенную первую итерацию, а в реальности смотрит новый текст. Выходит, он дважды делает одну и ту же работу. Чтобы сэкономить силы эксперта, при первой итерации собираю текст максимально чисто, тогда и правда, остаются только мелочи.

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Одна мысль на предложение

Есть такая штука, как информационная емкость предложения. Это какое-то количество информации, которое должен усвоить читатель. Если переборщить, придется читать предложение по пять раз, иначе не поймешь, о чем речь.

Еще так сбивается фокус: на что обращать внимание, и какая мысль самая важная? Мне кажется, что сбитый фокус мешает читателю реагировать на текст, например, расшарить, дочитать, оставить заявку.

Чтобы проверить, не переборщила ли с информационной емкостью, считаю мысли в предложении. Идеально так: одно предложение — одна мысль. Если в предложении много всего разного, обычно есть перечисления или несколько характеристик объекта.

Например, «На шкафу стояли цветы, которые не пропускали дневной свет, и Иван их редко поливал»

Есть цветы, и у них три характеристики: они на шкафу, не пропускают свет, их не поливает Иван. При этом непонятно, что тут важное: что они на шкафу, есть проблема со светом или Иван пропускает полив. Да еще непонятно, как это всё связано.

Когда вижу предложение с перегузом, разбиваю его на мысли и расписываю. Просто так разбить не получится и, скорее всего, понадобятся еще какие-то факты, а может, иллюстрация или видео.

Пример 1
«Я покупал тренажеры на деньги от Центра, и когда делал смету, смотрел цены на сайте, поэтому траты совпадают с ценой, что написана в бизнес-плане»

Что в предложении: покупка на деньги от Центра, есть смета, траты должны быть, как в смете, цены совпадают с теми, что заявлял и смотрел цены на сайте

Отдельно рассказываем о требованиях к закупке тренажеров — прямо списком, и отдельно, как герой покупал

Что получилось:

Пример 2

«Иван купил три металлических стеллажа для хранения рюкзаков на „Авито за 2800“»

Что в предложении: сколько стеллажей, какие они, для чего, сколько стоят, где купил

Разбиваем на предложения: купил стеллажи и где купил. А то что они металлические — показываем на фото

Что получилось:

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Приемчики, чтобы не бесить

По работе мне всегда что-то нужно от других: ответить на сорок вопросов о продукте, проверить текст на факты, дособрать верстку и показать перед запуском, в общем много всего разного.

При этом не всегда этот другой мне обязан. Чаще работаю в формате джентльменского соглашения: мы договорились на общее дело и делим задачи.

Собираю лендинг, нужен продуктовик и аналитик, которые расскажут фактуру. Я не плачу коллегам, чтобы они поотвечали на вопросы, и они не мои подчиненные, поэтому формально ничего не должны.

То же самое с клиентом. Мы договорились, что он пятого посмотрит текст. И вроде это ему нужен лендинг, а не мне, но всё равно у него нет святой обязанности помнить о сроке. Так что вполне может забыть.

Ситуацию с договоренностями осложняют две вещи. Не всегда видишь собеседников, поэтому нельзя ласково заглянуть в глаза и заворожить своей небесной красотой. Даже когда работала в офисе, а не удаленно, всё равно приходилось многое решать через телефон, почту или корпоративный чат. Не все сидят в одном офисе, а мотаться в другой город по каждому вопросу — накладно и дорого по времени.

Еще одна сложность — очередность. У всех свои дела, и моя задача — хорошо, если десятая в списке, поэтому договоренности забываются. Чтобы сделывать дела, я дергаю и напоминаю о себе: могу десять раз написать в телеграм, потом позвонить и если нет ответа, попросить знакомых подойти к коллеге и передать от меня привет.

Пока дергаешь коллегу, а он тебе ничего не должен, рискуешь его разбесить. Говорят, что такое состояние для великих дел даже полезно, но в разговоре не очень. Пока собеседник побешивается, он тебя не слышит, а прокручивает свои мысли и как метко тебя срежет. Обсуждение затягивается, и рискуешь вообще не решить вопрос.

Я учусь не бесить, и для этого у меня несколько приемчиков. Они помогают мне в работе с коллегами по проекту, клиентами, внешними экспертами, авторами — со всеми, кто участвует в задаче. Приемчики собрала еще пока была пиарщиком и полирую во время работы редактором.

Без иллюзий

Созваниваюсь с клиентом, а тот говорит: «Тоня, пока мы говорим, у меня еще четыре звонка параллельно». Или вот еще. Пишу эксперту: «Вадим, привет! Договаривались сегодня обсудить комментарии. Получится?»

В идеальном мире собеседники помнят, что они сами выбрали время для обсуждения, я не заставляла брать на себя гору обязательств, поэтому не виновата в запарке. В реальном мире люди часто злятся не на себя, а на того, кто напоминает: «Эгей, ты обещал, а не сделал!»

Уверена, что мои действия периодически раздражают, и отпускаю ситуацию. Ну бешу, так бешу, что теперь. Моя задача — не нравиться всем вокруг, а сделать дело. Это знание помогает оставаться спокойной, и если слышу раздражение, не фыркать в ответ, а дружелюбно продолжать разговор. Без этого: «Ах, ты мне обещал, а теперь вон как. Всё, я оскорблена».

Спрашивать: «Почему»

Мой любимый прием — спрашивать «Почему». Это о том, что я не считаю коллегу дураком. Работает так: вижу невнятную фразу, требование или что-то еще, не лезу со своим драгоценным мнением, а сначала ищу причину.

Например, в описании кредита нет четкой комиссии, а только нижняя граница — комиссия от такого-то процента. Я не кидаюсь словами:

— Слушай, это неправильно! Если так оставить, кажется, будто банк что-то скрывает,

а спрашиваю:

— Почему лучше использовать только нижнюю границу? Что это нам дает? Какой тут посыл?

В половине случаев мне дают дельную причину, например, в случае с кредитом тестировали гипотезу. Если реальной причины нет или вижу большие риски, рассказываю, что беспокоит во фразе и предлагаю поменять. Но это уже другая история.

Обсуждаю с экспертом статью, и остались мелкие вопросы. Юрист в примерах дублирует цифры словами, например, «5 (пять) рабочих дней», и хочется понять — почему. Оказывается, есть причина, и не надо умничать.

Из-за «почему» может появиться новый блок информации. Вот юрист рассказал, что не зря дублирует цифры словами, и скорее всего, это надо где-то объяснить, а не оставлять как есть. Ну или оставить — это зависит контекста.

Спрашивать о каждой строчке не получится, иначе согласование растянется на месяцы. Я переспрашиваю там, где речь о важных условиях, цифрах, терминах. А где смысл попроще, сразу меняю и жду обратной связи.

Узнать план Б

Если нужно получить ок или информацию, коллега это всё обещал, а сам молчит, я буду писать-звонить, пока не получу. Но пока пишешь в пятый раз, можно набесить так, чтобы тебя перестанут слышать.

Пытаюсь согласовать статью с экспертом. Мы хорошо знакомы, обсуждаем котов и отпуск, но я пишу третий раз, так что тут кто угодно взорвется.

Чтобы не бесить, перед стартом работы спрашиваю, как быть, если коллега вдруг, случайно, из-за очень важных дел вовремя не ответит или пропадет с радаров. Могу так и спросить:

— Вадим, я знаю, что у вас много своих задач, поэтому заранее уточняю. Если не будет комментариев к десятому числу, как мне лучше напомнить о статье?

Вопрос помогает разобраться с несколькими задачами. Первая — получить добро на доставание. Тогда вроде бы не я приставучая и вообще не давлю, а коллега сам разрешил пинать. Один клиент так и сказал: «Тоня, меня надо дергать по сто раз, иначе всё забываю. Поэтому дергай в любое время».

Еще одна задача — показать, что это нормально, если коллега не ответит, так бывает, это штатная ситуация и нет катастрофы, поэтому не придется от меня прятаться. Мы просто заранее придумываем план Б, вот и всё. Никаких трагедий и сверхусилий.

Для плана Б предлагаю варианты, например, писать в телеграм тысячу раз, дублировать в фейсбук, отправить смс или позвонить. А коллега выбирает — что из этого больше действует и что не так бесит.

С одним экспертом договорились, что на крайний случай пишу его коллеге:

Часто спрашиваю: «Стоит ли напоминать о задаче?» Например, срок пятница, а я могу напомнить в среду, например. Обычно так и просят: «Да, напомни, пожалуйста». Записываю себе задачу в тудушник и напоминаю, когда надо.

Договариваться о точном сроке

Чтобы не дергать просто так, договариваюсь о сроке. Допустим, мне говорят: «Окей, посмотрю до следующего понедельника». Я не оставляю ответ, а доискиваюсь до точных сроков:

— Вадим, во сколько удобно прислать комментарии? Спрашиваю, чтобы раньше срока вам не писать и зря не дергать.

Как назвали время, всё — пока не наступит нужный час, не тереблю вопросами: «А когда? А уже посмотрели? А вот сейчас?»

Не в лоб

Люди очень разные, и кто-то в обычных фразах видит упрек. Чтобы не рисковать зря, я не пишу в лоб:

— Вадим, вы обещали прислать комментарии. Когда пришлете?

а пишу так, чтобы звучало — мы на одной стороне, я не упрекаю и все хорошо:

— Вадим, мы планировали сегодня обсудить лендинг, и для него нужны комментарии. Получится сегодня прислать?

Могу спросить как-то так — без упреков и нагнетания:

Если дело горит, так и пишу: у нас сроки такие-то, если не успеть, такие последствия, меня беспокоит (...), но всё равно подаю без требований в лоб.

Предупреждать о звонке

Я не звоню сразу, даже если договорились, а сначала пишу что-то вроде: «Мы договорились созвониться в два. Могу набрать?» Звоню только после ответа, потому что мало ли — вдруг собеседник заканчивает разговор или поймал мысль и сейчас ее записывает, а я ворвусь.

С предупреждением есть подвох. Как-то по привычке сначала пишу, что вот мы договорились, могу ли позвонить и всё такое. И полчаса тишины. А потом звонит клиент и говорит: «Тоня, что же вы — я так ждал вашего звонка. У меня шла занудная встреча и я думал ее прервать, сославшись на ваш звонок, и пришлось досиживать».

С тех пор я сначала спрашиваю что-то вроде:

Как вам удобнее: я сразу позвоню или сначала предупредить о звонке, дождаться вашего ответа, а потом звонить?

Если созвон запланировали до начала или в конце рабочего дня, он может слететь: коллега проспал, устал или навалились дела. Такое бывает, поэтому даю возможность отказаться от созвона. Делаю это сама, чтобы коллеге удобнее отказываться. Для этого переспрашиваю за несколько часов: точно ли удобно созваниваться и может, лучше перенести.

Говорю с экспертом статьи. Оказывается, в этот день эксперт спасает клиента и ему не до меня. Так что переносим.

Узнать, во сколько и когда писать

Спрашиваю собеседников, в какие часы и дни могу писать. Кто-то отвечает: «Да когда угодно, всё равно уведомление отключено», кто-то называет часы, например, не раньше девяти утра.

Если появилась мысль, а еще рано отправлять, пишу себе в заметках, а потом рассылаю кому что нужно.

Обращаться на «вы» до отмашки

Есть знакомые, которых коробит, когда к ним сразу обращаются на «ты», даже если собеседник младше или в компании все друг к другу на «ты». И подозреваю, что таких людей много.

Подход такой: обращаюсь на «вы», пока собеседник не предложит перейти на «ты». При этом сама прошу обращаться ко мне «ты» и «Тоня» — мне так удобнее.

Бывает, что собеседник сразу предагает не выкать, а кто-то не дает отмашку по несколько лет. У меня нет проблем с «вы»: я не чувствую дистанции, выканье не мешает договариваться и убеждать в своем мнении, поэтому если удобнее общаться через «вы», то и отлично.

Благодарить

Я всегда ценю время, которое мне уделили. Продуктовик вычитал текст и оставил комментарии, отлично — спасибо ему, что потратил время. Благодарность не держу в себе, а так и говорю: «Спасибо». Чтобы благодарность не выглядела отмазкой, добавляю, что за что спасибо:

спасибо за подробный разбор;

что так быстро посмотрел;

за понятные комментарии;

за идеи, они помогут усилить текст.

Искренняя благодарность убирает напряжение. Редко какая работа принимается с первого раза, всегда есть комментарии и куда докручивать. При этом благодарность показывает: «Все окей, я спокойно отнеслась к правкам, не страдаю, не планирую сбежать и доделаю, что нужно». А такое отношение помогает быстрее договориться и сделать следующую итерацию.

Это не панацея

Все эти приемы — не панацея: если накосячить, допустим, сорвать срок, тут уж никакие приемы не помогают, собеседник будет недоволен. Зато приемы помогают создавать спокойную и дружелюбную атмосферу.

Приемчики — это просто приемчики. Если коллега — свой парень, и я уверена в его реакции, могу говорить проще. Если незнакомый, больше перестраховываюсь. А еще приемы стали частью меня, я ничего не делаю натужно, мол — так надо. В общем, это не мудрость, выбитая на граните, а способы сделать общение лучше.

Скептики подумают, что эти мои «спасибо» и «не в лоб» — манипуляция: я так задабриваю, чтобы показаться хорошенькой. Это не так. Во время обсуждения и согласования хватает поводов для жестких решений и споров. Но их проще решать, если собеседники в миролюбивом настроении, поэтому стараюсь не бесить по мелочам, а уже если жестить, то когда оно того стоит.

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Без оценки и нагнетания

В тексте может быть оценка и эмоции. Например,

легко открыть счет — оценка;

чиновники придираются по мелочам — эмоции.

Я стараюсь не писать эмоциональные слова, потому что почти всегда это абстракция. Вот пишешь: «атмосфера волшебная», и непонятно, что стоит за словом, в голове не щелкает картинка, поэтому слово растворяется, будто и не было его.

Чтобы передать эмоцию, использую факты, цифры, истории. Необязательно только текстом, бывает, что лучше подходят иллюстрации, видео, комикс или что-то еще. Сравните, что больше вызывает отлик:

Фраза «Дети классно отдыхают в детском клубе, им весело»;

или вот такая фотография и подпись

Работа с эмоциональными словами — большая тема, но вот что делаю для первого шага:

найти эмоциональные слова, обычно это прилагательные и наречия;

задать проверочные вопросы: «Что это в действиях: кто что-то делает, говорит, показывает? Какими примерами можно проиллюстрировать эмоцию? Какая иллюстрация или видео подходит лучше слов?»;

заменить эмоциональные слова на факты, примеры или иллюстрацию.

Теперь то же самое на примерах.

Оценка Факт
Налоговой легко узнать, что магазин работает без кассы Еще один способ найти магазин без кассы — это проверка чеков. Налоговая сделала приложение, где каждый может узнать, правильный это чек или нет, а потом рассказать об этом налоговой (Скрин приложения)
Трудно выбрать подходящую кассу В реестре кассовой техники 112 моделей касс. У каждой кассы — разные функции. Например....
Работать предпринимателем без ИП опасно За работу без ИП можно получить штраф в 300 000 рублей
Компании платят большие штрафы за рекламные смс В 2016 году Мегафон неаккуратно отправил две рекламные смски и заплатил миллион рублей штрафа. То же самое может случиться с аквапарком, парикмахерской и магазином сумок

Еще хорошо бы отслеживать эмоциональные фразы. Скорее всего, их можно убрать без потери смысла, при этом если оставить, они на себя забирают внимание и сбивают фокус. Допустим, читаешь статью о подаче декларации. Вроде бы спокойная инструкция, а там «чиновники», которые «придираются». Вместо изучения шагов, чтобы обойтись без штрафа, накручиваешь себя: сплошная коррупция и бюрократия, проклятые капиталисты и враги народа. В общем, я бы такое удаляла.

Пример эмоциональных фраз, которые можно удалить:

обернулись новыми тратами,

государство заставляет,

юные покупатели,

предприниматель расстроится.

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Вопросы, чтобы раскрутить историю

Самое цепкое в статьях и рассказах о продуктах — истории и сценарии использования. Одно дело сказать: «в лесу может случиться всякое» или «крепите фонарик, чтобы его ветер не сдул, а то потеряетесь», другое — показать на примерах эти трудности и важности советов.

Как в фильме, когда зритель не слышит экспозицию: «Меня бросила Маша, теперь я грустный», а всё в кадрах: Маша швыряет вещи в парня, выбрасывает чемодан на улицу и кричит, чтобы тот не возвращался. А парень топает в бар, просит виски и медленно так его пьет. Ну и с вековой скорбью в глазах.

Истории помогают читателю лучше представить то, о чем говорит герой, зацепиться эмоциями, вовлечься и вообще как-то отреагировать. А это влияет на репосты, продажи и это всё. Сравните, что больше цепляет и остается в памяти:

Заявка на историю-1
В лесу легко заблудиться, если отвлечься и уйти в свои мысли

История
В лесу три опасности: заблудиться, получить травму или встретиться с дикими животными. Все это у меня было. Мы с подругами пошли в лес. Середина сентября, монотонный дождь, позднее утро. У нас с собой была коробка дешевого вина, полбутылки водки и банка фасоли. Бродили по лесу, болтали за жизнь, я ругалась по телефону с бывшим. Закончив беседу, посмотрела по сторонам — и не узнала местность. Смеркалось, а куда идти — непонятно. Как заработать на сборе грибов

Заявка на историю-2
Мы не продаем алкоголь, поэтому бизнес вроде бы спокойный. А на самом деле, чего только не бывает. Что ни день, то приключения

История
Мы не продаем алкоголь и сигареты, вроде бы не должно быть эксцессов, но они есть. Был день ВДВ, я стоял за кассой. На улице и так неспокойно, а тут еще заходит вэдэвэшник. Лицо красное от выпивки, глаза налились, и он такой: «Ты мне хлеб мокрый продал, почти не пропекся». Я думаю: «Ну всё, бить будет». В голове мелькает, что надо бы выйти из-за витрины и встать к стене. А то витрину побьет, дорого чинить, и о стекло можно пораниться. Пока думал, вэдэвэшник затянул песню, потом поблагодарил и сказал, что хлеб напомнил ему армию и спасибо мне за это. История владельца пекарни

Мало кто сразу делится историями. Я не знаю, почему так происходит, но кажется, потому что рассказчик уже всё знает, прожил эти эмоции, поэтому думается — оно и так всё понятно, зачем расписывать.

Чтобы вытащить истории, я ищу в разговоре заявку на истории и задаю вопросы, то же самое, если редактирую чужой текст. Заявка — фразы, где есть действие или характеристика, но без подробностей. Например:

Мы договорились с поставщиками

Нас устроила цена

Вложил полмиллиона в оборудование

Ситуация улучшилась

У нас всякое происходит

Мы тщательно следим за оплатой, чтобы не копилась дебиторка

В договоре важно писать вот так... .

Вопросы — способ расшевелить героя, из абстрактного совета сформулировать что-то очень конкретное и цепляющее. Иногда хватает два вопроса, и герой тут же рассказывает истории, а бывает, что задаешь штук десять, а потом собираешь историю из ответов, как бусы.

Вопросы зависят от собеседника и контекста, одно дело говорить с владельцем пекарни, другое — с официантом на теплоходе и совсем третья — расспрашиваешь юриста. Везде свои приемчики. Но заметила, что есть вопросы, которые задаю чаще всего, и они мне помогают выкрутить историю. Формулировки меняются, а костяк вот такой:

Почему вы приняли такое решение? Что повлияло на решение?

Что сработало? Что не сработало? Почему?

Какие трудности были, когда вы (...) ?

Что вас обрадовало? Испугало? Удивило?

Что это (какая-то характеристика) в действиях и цифрах?

Какие были ожидания? Какие реализовались, а какие нет?

Какие ошибки сделали?

Что получилось в итоге?

Какие выводы на будущее? Чему это вас научило ? Что запомнится?

Почему лучше делать именно так? Что будет, если так не сделать? Как обычно поступают? Какие последствия из-за этого?

Как это нужно делать по закону? Как делается на практике и почему?

Какой совет можно дать, который не так очевиден для неспециалистов? На что обратить внимание из такого экспертного? Может, какая-то деталь?

_____
Приходите в гости в телеграм-канал: публикую анонсы постов, рассказываю о книгах и фильмах.
Телеграм

Ранее Ctrl + ↓